Слова о песне

Тут собраны впечатления и размышления наших участников и друзей о песне и о том, что с ними происходит, когда она звучит.

 

1.

Прошел только месяц, а уже звучат красивые, длинные и довольно непростые песни. Мне кажется, в этом несомненная заслуга как Димы, так и каждого из нас. Дима обладает удивительным качеством: звать за собой в песню. Он часто выбирает песни, которые никому из нас не знакомы. Просто запевает и ведёт туда, куда никто из нас не ходил.

И песня распадается на отдельные незнакомые звуки, повороты, без слов, без конца и начала куплетов. И вот видно (слышно), как каждый постепенно вовлекается, принимая решение участвовать в путешествии — и это личный вклад каждого. Начинают вырисовываться очертания мелодии, изредка появляются слова. Но, неизменно, к концу остаётся полное ощущение от песни, от той истории, которую она рассказывает и от круга людей, которые её спели. Такое ощущение, что песня, со всем её многоголосием и повествованием есть всегда, без нас, и запевала только ведет в пространство песни.

Каждая песня поется только один раз за встречу (и неизвестно, споется ли в следующий раз) и это настраивает на определённое отношение к качеству звучания — как в последний раз. Начинаешь слушать себя и других и очень бережно относиться к пространству песенному

Анастасия Кириленко

 

2.

Есть один аспект в звучании народной песни, который сейчас почти полностью ушел из жизни, стал совсем непривычен. Мы, современные люди, попали в зависимость к слушателю, присутствует ли он или только подразумевается. Петь просто так у нас стало неприлично: вот соседи подумают, что бабки напились и орут.

А ведь традиционная песня не рассчитана была на слушателя и вовсе необязательно даже была адресована человеку, она может быть обращена к заре, дождевой туче, морозу, весне, или человеку, давно умершему.

Очевидно, что пение для народных исполнителей также естественно как дыхание, как речь или молитва. Удивительно, как органично песня возникает из их непринужденных совместных усилий. Это один из способов общения, столь же привычный для них, как и все остальные.

Потому что здесь нет никакой внешней цели. Народные исполнители поют потому, что им нравится петь. Потому что они с детства к этому привыкли и умеют получать от этого удовольствие. Удовольствие от звука, от его энергии и свободы, от того, что этот неистовый, рвущийся вдаль звук, им подвластен. Удовольствие от того, что песню они созидают вместе, открываясь в ней друг другу, каждый раз сближаясь все более, и слаженностью звучания подтверждая свою близость.

Ольга Свирепова

3.

Когда живёшь в режиме «перетряхивания песка», подготовки сотен слов, уточнении десятков разговоров, то не хочется разговаривать — только если о пустяках и чуть-чуть. Тут ведь любое неосторожное слово может стать тяжёлым кирпичом, выключающим из жизни на пару дней. А ласковое и внимательное слово наоборот помогает расти. Каждое слово становится увесистым и значительным. Даже слово в песне.

Поэтому мне так нравится, что есть круг, где можно петь, а значит почти и не разговаривать, но при этом очень жить. И между всеми людьми даже иногда отключаться и улетать мыслями в работу. А потом вдруг включаться на знакомом запеве, возвращаться всем вниманием (и голосом) в круг. И это хорошо и счастье.

И в этом кругу можно не спорить, не занимать радикальную позицию, не отстаивать свои границы, а словами, текстами всё пропеть. И какие тут ещё споры нужны, если за вечер можно пропеть все печали, радости и сомнения, разделить всё это со всеми присутствующими в песнях. И эти песни становятся могучей защитой, а люди в кругу — опорой. Особенно потому, что все разные, но влюблённые в фольклор. И потому очень внимательные и восхищенные.

Спасибо вам — всем, с кем поётся. Это для меня очень важная поддержка и радость. И, да. Хочется учить новые песни, чтоб почти не рисовать, а подпевать.

Дарья Свистова

 

4.

Устройство круга Камышинки, такое же, как и устройство в кругу песни. В песне всегда сама собой выстраивается иерархия. Стоит песне начаться, как у меня там сразу возникает определённое место, как и у каждого, ровно то, какое ты сейчас можешь и должна вложить, раз уж так сложилось, что ты участвуешь в ней (в песне). И эта иерархия всегда очень видна и ощутима, всегда чувствуется, кто и что в песне (или для песни, для круга) делает. Кто даёт основу, кто гость, кто незаметно, но ощутимо оттеняет краски, кто рассказывает всем нечно интересное по своему, но очень уместно, прошивая своей нитью насквозь тот узор, который этой песней предполагаем, но именно этим человеком пройден, кто-то легко порхает над всеми и вместе со всеми, передавая общие ноты лёгкой радости верхними подголосками, кто-то учится, учеников много и они важны, как и гости, отчасти и для них этот рассказ.

Но, что особенно меня сейчас трогает, это то, насколько эта иерархия песенная задается реальным жизненным опытом. В песне каждый виден и от этого никуда не деться и это настолько правильно и естественно. Невозможно спеть лучше, пока ты чего-то своего важно про жизнь не поняла, не прожила. И пока ты поешь так и это твоя правда. Или наоборот, видно, как сильно поют те, кто опытен, и чувствуется, хоть и словами не передать, в чем этот личный опыт человека, и начинаешь через его/её пение этот опыт в себя впитывать по крупинкам. И пение твоё меняется и, есть возможность и для перемены и внутри.

Это чувство иерархии для меня сейчас самое сильное переживание от этих встреч. Как по пятницам на Камышинке, так и по вторникам с Димой Миненковым (эти наши вторничные спевки все равно являют собой часть той же Камышенки). Я вижу, какие какие по настоящему интересные, сильные и опытные люди поют, могу петь с ними бок о бок, могу учиться у них. И могу принять вызов собственного места в песне. Не место самолюбования и исполнения всякого, как мне привидится, а место поддержания песни так, как это нужно сейчас в этом кругу. Надо тихонечко и внимательно, значит будет так, надо поддержать основу, значит будет так, надо послушать, значит будет много в молчаливом слушании сейчас, надо передать общую радость лёгким верхом, значит будет так.

Анастасия Кириленко